Впервые я был насторожен: Леша Тэрро – наш верный проводник везде и всюду в Беларуси сказал, что останется в машине и не пойдет глядеть это место. По его словам это достаточно жутковатое место, в котором чувствуешь себя очень дурно. Причина по его мнению: «…на самом деле очень удачно подобранная композиция для выражения той непоправимой боли, которую доставила война тысячам детских жизней.» Так мы прибыли в Красный Берег – поселок расположенный в Жлобинском районе гомельщины. На самом деле спасибо Леше за то, что он предупредил меня заранее и я уже был готов к тому, что увижу…

Итак несколько фотографий с места, где во время войны располагался детский концлагерь


Во времена войны фашисты насильно отнимали детей у родителей в Добрушском, Жлобинском, Рогачевском и др. районах области и отправляли в сборный пункт, где у детей проводили забор крови для раненых немецких офицеров. Также детей отправляли на каторжную работу в провинции Германии…

Проектированием памятника-мемориала на этом месте занимался лауреат Ленинской премии – архитектор Леонид Левин. Строительство было начато в 1994 году и закончено только в 2006-ом.

Открывает мемориал скульптура девочки, одиноко стоящей посреди площади. Она — это все погибшие дети этой земли…

Центром композиции мемориального ансамбля является «Площадь Солнца». По центру площади высажен яблоневый сад, от которого в разные стороны расходятся аллеи – лучи этого солнца.

Площадь Солнца

Площадь Солнца

Один из лучей черного цвета, он проходит через пустой класс из белых парт и школьной доски. Это «луч памяти». В классе 21 парта – на 42 человека, однако уже никто и никогда не сядет за эти парты… Не сядут те самые 1990 учеников – детей-узников концлагеря.

луч памяти

луч памяти

На черной доске аккуратным детским почерком написано письмо – письмо пятнадцатилетней девочки своему отцу…



Текст письма: «Дорогой папенька! Пишу тебе письмо с немецкой каторги. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых уже не будет. Моя просьба к тебе, отец, покарай немецких кровопиец. Это завещание твоей умирающей дочери. Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи, ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: ”Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, вон». И офицер выстрелил маме в рот. Дорогой папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет. Если бы сейчас встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькой, мои глаза впали, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь. Мне отбили легкие. А помнишь, папа, два года тому назад мне исполнилось 13, какие хорошие были именины. Ты мне тогда сказал: “Расти, доченька, на радость большой”. Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню. А теперь, когда я взгляну на себя в зеркало, — платье рваное, номер, как у преступника, сама худая, как скелет, и соленые слезы в глазах. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят, затравленные голодными овчарками. Я работаю рабыней у немца Ширлина, работаю прачкой, стираю белье, мою полы. Работы много, а кушать два раза в день, в корыте с Розой и Кларой. Так хозяйка зовет свиней. Так приказал барон. “Русы были и есть свинья”. Я боюсь Клары, это большая жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я доставала из корыта картошку. Живу в сарае. В комнаты мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба. Хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине. Два раза я убегала. Меня находил их дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Когда теряла сознание, на меня выливали ведро воды и бросали в подвал. Новость. Сказала Юзефа. Хозяева уезжают в Германию с большой партией невольников и берут меня с собой. Я не поеду в эту трижды проклятую Германию. Я решила, что лучше умереть в родной стороночке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Я не хочу больше мучиться рабыней у проклятых жестоких немцев, не дававших мне жить. Завещаю, папа, отомстить за маму и за меня. Прощай, добрый папенька. Ухожу умирать. Твоя дочь Катя Сусанина. Мое сердце верит — письмо дойдет. 12 марта 1943 года».

Прочитав письмо, моя девушка не сдерживая слёз констатировала: «И все равно они там живут лучше нас!!!»
Представляю насколько ей тяжело находиться здесь, ведь она у меня учительница… Тяжело глядеть на огромные пустые школьные парты…

… и такую доску

С обратной стороны доски находится карта указанием мест, где находились другие лагеря смерти на территории Беларуси

На «Площади Солнца» помещены витражи с рисунками детей выполненных в концлагерях…

В центре площади расположена детская мечта – Белый парусник.

На его парусах  можно разглядеть детские имена… Особенно трогают такие как «Ростик», «Ярик», «Стася», «Злата»….


Те самые детские рисунки… без каких-либо комментариев…

 Покидаем мемориал пытаясь разговаривать о чем-то нейтральном, хотя оба понимаем, что думаем об этих  детях…  Оля заплаканная, я – внешне спокоен.

Садясь в машину к Леше мы не произнесли ни слова, а он ничего и не спрашивал. Так мы отправились осматривать краснобережскую усадьбу.

Источник: TomkaD